Активизма мне всегда будет не хватать… Интервью с Олей Пономаревой

Я не виделась с Олей около года и была безмерно рада нашей встрече. Я предложила записать наш разговор в виде интервью. Она согласилась. Несмотря на импровизацию, получилась очень интересная и полезная для меня беседа. Спасибо Оле за искренность.

Читайте дальше о приверженности и прерывании лечения, о том, стоит ли говорить врачу об употреблении наркотиков, о жизни после активизма, о новой наркосцене и новых наркотиках, о кумарах, о принятии себя…

Оля, привет! Расскажи, как твое здоровье, как твоя жизнь с ВИЧ? Я знаю, что сегодня ты была на приеме в центре СПИДа и намерена возобновить АРВ-лечение. Почему прекратила и как ты себя чувствуешь?

Привет, Света. Чувствую себя скорее хорошо, чем плохо. По крайней мере лучше, чем какой-то период времени назад. Да, я прервала АРВ-лечение, уже около года не принимаю АРВ-препараты (с сентября 2016, прим. автора).  

Я считаю, что на тот момент, это было правильное решение. Я начала употреблять психоактивные вещества, разные, одновременно, много всяких смешивая. Я заметила, что у меня одни сутки могли превратиться в трое или трое – в одни. Понятно, что терапию я начала пропускать. То пила, то не пила, забывала. На будильник в телефоне я уже просто не реагировала. Просила окружающих, чтобы мне напоминали. В какой-то из дней мне напомнили все, кто мог, и я выпила терапию три раза. И поняла, что лучше, все-таки, не стоит. Лучше остановиться. Решила отложить прием до лучших времен, когда буду более-менее адекватно себя чувствовать.

Наверное, месяца два назад организм начал подсказывать, что пора начинать. Не могу сказать, что мое самочувствие сильно ухудшилось, нет. Я чувствую себя нормально, без ярко выраженных заболеваний. Но я легко простываю, быстро устаю.

 Как тебе новый центр СПИДа в Славянске?

Это просто восторг. После Краматорска, где я часто ссорилась с врачами, я рада, что перешла в Славянск. У меня было только два посещения, много не скажу, но я очень довольна. И подход, и сама доктор мне кажется очень квалифицированным врачом. По крайней мере, с точки зрения того, как она общается с пациентом. Как она встречает, и как относится.

Про наркотики вопросы задавала?

Она ни разу не задала мне вопроса про наркотики.

 

Думаешь это правильно? Может ей лучше знать?

Смотри, я была открытой. Сама ей сказала, почему я прерывала лечение. А сегодня она не спросила, продолжаю ли я принимать или остановилась. Единственное, я ей сразу озвучила свое желание, что схему с эфавиренцем не хотела бы принимать, потому что последнее время у меня были психические расстройства и я боюсь, что это может как-то сказаться. И она меня заверила, что схему подберет в соответствии с мои здоровьем и моим состоянием.

Скажи, пожалуйста, как ты себя ощущаешь в сегодняшней наркосцене? Что в ней меняется, что в ней убавляет комфорта, какие в ней угрозы для здоровья?

Ты знаешь, Свет, я очень часто думала, зачем у меня случился такой срыв. 10 лет не употребляла. Последнее время то, чем я занималась – это работала с потребителями наркотиков. И, наверное, мое употребление, и нужно для того, чтобы я поняла – потребители и наркосцена сейчас – это совсем не то, на что были направлены мои усилия до настоящего времени. Наркосцена очень сильно изменилась. Потребители наркотиков стали другими. 10 лет назад было все не так.

А что поменялось? Примеры расскажи какие-нибудь?

Допустим, в связи с военными действиями на Донбассе, у нас появился уличный метадон, которого раньше на улицах не было. Причем, он полностью вытеснил опиаты. Цыганские районы, которые испокон веков торговали ширкой, они полностью перешли на метадон.

Здесь в Краматорске?

В Славянске, барыги-цыгане. В Краматорске метадон можно купить закладками. Это, как правило, ребята, которые в Славянске взяли. Розничная торговля, мелкие барыги. Плохо то, что они его бадяжат. И бадяжат разными веществами. У нас была ситуация, когда мы приехали, взяли метадон, и все себя чувствовали нормально. А один парень начал задыхаться, тяжело дышать, и налоксон не помогал. Да, налоксон мы укололи, его начало кумарить. Оказалось, что у него аллергия на то вещество, которым был забадяжен метадон. Сейчас, получается, тяжело угадать – где и чем бадяжат, где тебе будет хорошо, а где ты можешь и отъехать случайно.

У нас сейчас ходит новый наркотик – «семка». Это семечки мака. Это очень дешевый наркотик. В принципе, он похож с опиатами (с ширевом), но это разные вещества. Отличается абстиненция – кумар от ширки и кумар от семечки разный. Сегодня это самый доступный наркотик. На 100 гривен, ну на 150 (это плюс все прекурсоры), можно сделать 6 кубов вещества, которого хватит на двоих на сутки.

Семечка, можно сказать, полулегальный наркотик, потому что не запрещенный. Если есть мозги, то тебя не смогут с ней прихватить. Насколько он доступный, настолько и вредный.

Кто ее готовит и как?

Можно приготовить дома. Это в принципе, то же самое, что и варить мак. 40 минут – 1 час времени на приготовление. Я скажу, что 7 лет употребления опиума на мне так пагубно не сказались, как это вещество за год. Жесткая абстиненция уже на маленьких дозировках. Такая, что не возможно вынести. Опиум – это обычно на третий день, а здесь – в первый день настолько плохо, что о втором дне уже задумываться не хочешь. Просыпаешься и чувствуешь, как каждый орган, каждая клеточка отваливается. У меня была такая ситуация (хотя стараюсь не доводить до абстиненции), когда я не успела вовремя купить. Я сутки провела в таком состоянии, как будто мне камни внутрь положили в желудок. И я ходила с этими жуткими камнями. Тяжело ходить, тяжело дышать, тяжело все, есть, пить… Еще я наблюдаю, что все, кто ее употребляют, очень сильно теряют в весе. Я видела девушку на метадоне, она была полная. 2 месяца колит семечку и 20 кг веса потеряла. Помимо этого, люди сахар начинают есть, как сумасшедшие. Я своими глазами видела, как килограмм сахара съедали за сутки. А еще плохо с памятью становится и ориентацией в пространстве, теряешься во времени, не можешь спроектировать свой день, сконцентрироваться. День только начался, и уже заканчивается. Очень пагубное вещество. Очень тяжело с него слазить. Очень сильные боли испытываешь, это очень страшно.

Как ты относишься к наркосайтам, которые сейчас очень популярны среди потребителей? Там даже есть рейтинги барыг, оценки наркотиков. Пользуются здесь этими сайтами?

Ну, смотри. Краматорск – городочек маленький. Пользуется, выборочно, наверное продвинутая молодежь. Я лично только несколько раз пользовалась такими сайтами.

Те, кто более молодые и продвинутые, те, да, заказывают для себя. В основном, пересылки делают, начиная от какой-то суммы. У человека не всегда есть такая сумма, чтобы взять большое количество товара. Начиная с 500 грвен они, допустим, делают.  Или с тысячи. А у человека только 200-300 гривен. Поэтому это не очень удобно. Такие люди покупают у перекупщиков – кто заказал, а потом сам подбарыживает. У нас в Краматорске, в принципе, не практикуется этот момент закладок. Здесь, если начинается, то уже через 2-3 месяца прикрывается. Хотя в других маленьких городах уже есть закладки (Угледар, например). Насколько я знаю, что есть договоренности, что Краматорск не торгует черными, медленными наркотиками. Торгует Славянск, цыгане. Я не знаю как именно там распределяется.

А как у тебя с милицией за последний год?

Меня не трогают. Наверное, по причине того, что я помирилась со своим молодым человеком, который зарабатывает на жизнь тем, что торгует таблетками, ну и платит полиции, как все барыги. Поэтому на меня закрывают глаза. Я молчу, не мешаю, ничего не говорю.

А какие у тебя предпочтения в наркотиках сейчас?

Я полинаркоманка. Когда я сорвалась я употребляла все подряд. Всего побольше и чтобы убиться в хлам. Сейчас, если честно, уже и употреблять устала, и надоело, удовольствия не приносит.

Ну, а чаще всего, что сейчас употребляешь?

Я не чаще всего, я все время сейчас употребляю ширку смешанную с винтом.

Куда? Вены есть?

Да, у меня есть на руках вены. Но я не колюсь в руки, я колюсь в пах.

У гинеколога давно была?

Я была этим летом.

Анализ крови когда последний раз сдавала?

Я сдавала в мае месяце СД4 в Славянске

Помнишь свои ответы?

Да, 480. Перед этим в марте в «Новой диагностике» в Краматорске, там у меня совсем 1200 было (смеется[1]).

Оля, ты была вовлечена в активизм, связанный с ВИЧ, с наркополитикой. Насколько тебе комфортно быть вне этого движения? Или может ты хочешь вернуться? Или тебе не хватает чего-то?

Наверное, активизма мне всегда будет не хватать. Я люблю, когда у меня есть активная позиция и активный образ жизни. Комфортно ли мне сейчас?…(задумалась)

В Свитанок ты все равно приходишь?

Да, я прихожу. Свитанок, он всегда был для меня больше, чем работа. В Свитанке те люди, которые поддержали меня в трудное время. Благодаря таким людям и их поступкам, появляется желание возвращаться из торча.

А как поддерживали?

Для меня, например, было поддержкой даже, когда просто звонили и спрашивали, как у меня дела. Много раз было, когда меня приглашали прийти, я отказывалась не приходила. Тогда моя начальница (исполнительный директор, прим. автора) заезжала за мной, чтобы я поехала за чем-то очень важным с ней вместе на работу. То есть я понимаю, что она это делает не ради чего-то важного, а просто для меня. И это, конечно, очень много. Приходя в Свитанок, я вижу, что в столе, за которым я работала, там остался мой шкафчик и так же еще лежит всякое мое ненужное барохло (смеется). Но оно там лежит, и я знаю, что это мой шкафчик, я прихожу и мне об этом говорят, что это мой шкафчик. Это разные папки, колечки, какие-то записи, может даже не совсем сейчас нужные, но они там лежат. Очень приятно, что стоит моя чашка, и я знаю, что она моя. Также коллега, которая сейчас работает за моим ноутбуком, она говорит, что она мои файлы ни куда не удалила. Предлагала: «… может придёшь и соберешь их в одну папку, чтобы и тебе было удобно, и мне?».  Это говорит о том, что никто не закрыл дверь, она открыта, что можно прийти и тебя ждут.

Ты стесняешься того, что ты наркоманка?

Нет.

Ты приняла себя такой? Тебе спокойно говорить о том, что ты женщина, употребляющая наркотики? Как у тебя проходят эти процессы внутри? 

Когда только сорвалась, я говорила об этом открыто. Это было больше как вызов окружающим. Сейчас мне все равно, как воспринимают это другие, мне комфортно, мне не мешает, что кто-то будет называть меня наркоманкой. Кто-то пьет кофе, кто-то употребляет наркотики. Главное, кто ты есть. Что ты делаешь, когда употребляешь. Как это на тебя влияет. Пагубно или нет. Мне кажется, что больше эти вещи важны. Я употребляю потому, что это стало необходимостью, как еда, как препарат какой-то. Я не воспринимаю сегодня наркотик как кайф. Последние полгода.

Так что это для тебя?

Когда я срывалась, это был момент, когда я не могла воспринимать трезвой окружающую жизнь

А сейчас?

Медленные и черное, это идет больше как обезболивающие, а первентин – бодрость, настроение, чтобы не залипать, не втыкать, и в течение дня шевелится и что-то делать.

Есть планы на будущее? Что хочешь для себя в ближайший год?

Ты знаешь, Свет, сейчас о работе и о чем-то таком говорить, наверное, еще рано. Я только начала приходить в себя.

Не про работу – про что угодно…

Я думаю сейчас нужно думать о здоровье, восстановить терапию, и первостепенные шаги сделать.

Здоровье тоже может быть планом?…

Я не уверена ни в чем, но ты знаешь, я часто думаю о том, что для меня сегодня важно. Кем бы я ни была и чем бы я ни занималась, сегодня моим приоритетом будет моя семейная жизнь. Раньше у меня такого не было.

 01 декабря 2017, Краматорск

Записала Светлана Мороз


[1] Мы давно уже не верим «Новой диагностике». Как правило, их результаты иммунологических исследований не достоверны

Запись опубликована в рубрике Новости, События с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий