С Днем рождения Клуб «Світанок»! Спасибо, что ты есть

Сегодня 3 января 2011. Восемь лет назад Світанку дали государственную регистрацию.

Четверо ВИЧ-позитивных наркоманов, трое из которых были в употреблении, создавали 8 лет назад самоорганизацию ЛЖВ и наркозависимых. Настоящую и первую в Донецке. Они до сих пор живы, до сих пор вместе, … только рядом теперь много других людей из сообщества и их близких, профессионалов, а также спонсоров, партнеров, сетей, технических ресурсов, сервисов … я верю в чудеса, в людей и в Бога.

Я набирала устав Свитанка в компьютерном клубе, окруженная малолетними геймерами и их не заканчивающимися эмоциями от игры в виде матерной речи. Образцами служили уставы Всеукраинской сети ЛЖВ, БА «Свет надежды» и Клуба «Квітень». Помню, как, будучи неопытным юзером, забывала нажимать «сохранить» и теряла абзацы текста. Набирала заново. Нас зарегистрировали удивительно быстро, через 2 недели после подачи документов, без замечаний.

До этого, летом, я выказала желание зарегистрировать донецкое представительство Всеукраинской Сети ЛЖВ в Донецке. В меня тогда не поверили, и, пожалуй, по понятным для меня сейчас причинам, … но я не люблю, когда в меня не верят. Будучи молодой, амбициозной и злой, я не захотела ждать. Мне было страшно, я сомневалась, но идея создания Клуба типа «Энея» или «Квітня» прочно поселилась в моей голове. По иронии судьбы, через несколько лет, нас просили, а потом даже требовали перерегистрировать Клуб «Світанок» в донецкое отделение Сети ЛЖВ.

Осенью 2002, благодаря Мише, группы переехали из моей кухни в аудитории торгового института. В то же время начался проект «Развитие регионов» (Новиб) Всеукраинской Сети ЛЖВ. Тогда, помню, «фаворитом» была львовская группа, под кураторством Сережи Федорова. Донецк и, соответственно, нашу инициативную группу взяли из соображений политической (эпидемиологической) важности, притом в паре с Макеевским БФ «Здоровье нации», где «рулили» профессионалы. Нашим куратором был Женя Аничин. При его поддержке мы делали первые шаги по самоуправлению, построению команды, коммуникациям с потенциальными партнерами и т.д. Он подсказывал, что делать после регистрации – статистика, счет в банке, печать, налоговая, фонды, отчеты с ноликами… Он заслал к нам десант из двух Олегов – Тимошенко и Дымарецкого -, которые оживили нам наркоманские группы. Будучи меньше года в ремиссии, они на свой страх и риск поселились у Сереги, где в доме был «винтовой» ремонт во всех красках. Сам Серега часто и внезапно уходил и возвращался уже в другом, измененном сознании, ловя их иронические улыбки, типа даже стыдясь своего поведения, он добросовестно ходил на группы АН, потоком выдавал все новые идеи промоушена групп под аптеками торговли трайфедом. Его мама, тетя Нина, в его отсутствие, рассказывала, как анекдоты, Серегины безумные планы по дизайну дома – новые арки в коридоре, преображения старого дивана в новый – диван-малютку, как вместо двери в его спальню будет стоять шкаф без задней стены, как он неделю собирал бусинки на люстре, как он устроил субботник у соседей и бегал с бревном по двору. Мы от души смеялись. Потом каждый вспоминал свои истории.

Группы действительно оживились. До сих пор живые.

Новиб помог нам не только с наставниками, обучением, телефонной связью, интернетом и чаем с печеньем для группы ЛЖВ, я смогла после юридической регистрации оплатить регистрацию в фондах, справки, печать и открытие счета в банке. Хотя на саму регистрацию в управлении юстиции я потратила свою учительскую зарплату.

Мне очень помогала и поддерживала Яна, уже хотя бы своим присутствием. Она, в отличие от Сергея и Леши не кололась винтом и не плавила мне мозги сумасшедшими идеями, старалась привлечь больше новичков на группы. Она на 10 лет старшая нас троих, одевалась как тинэйджер. Наркотики, ВИЧ, гепатит С и две отсидки не лишили ее здоровых зубов и нескончаемого чувства юмора. Она посылала в даль и ставила на место тех, на кого мне не хватало духа. Мне нравилось ездить с ней в нарколожку, она могла найти общий язык с любыми наркоманами, в том числе со старшими, которые воспринимали меня как малолетку.

Мы получили наш первый проект через 9 месяцев после регистрации, в августе 2003. В ноябре 2003 – первое собственное помещение в виде затопленного грязного подвала без дверей и коммуникаций. И, таким образом, последовала вереница событий, из которых и складывается история нашего развития.

Мне важно помнить, как все начиналось.

Мы всегда празднуем наш день рождения, каждый год. Яна сейчас готовит сценарий восьмого. Говорит, что если цифру восемь повернуть на 90 градусов, получается знак бесконечности. Я не хочу бесконечности. Я хочу, чтобы «Світанок» в ближайшем будущем перестал быть ВИЧ-сервисной организацией, потому что у людей будет все необходимое для полноценной жизни, и остался бы просто Клубом для людей, которым интересно общаться друг с другом.

С Днем рождения Клуб «Світанок»! Спасибо, что ты есть.

Комментарии запрещены.