Страна, где люди не умирают от СПИДа

В январе-феврале 2012 года я принимал участие в международном семинаре «Обучение, защита от дискриминации, ре-интеграция в обществе, психологическая и социальная помощь ВИЧ-инфицированным, столкнувшимся с болезнью, и потерявшим близких детям и подросткам». Семинар проходил при поддержке Министерства иностранных дел Израиля, Центра международного сотрудничества «МАШАВ», UNAIDS и ЮНЕСКО в г. Хайфа (Израиль) и собрал специалистов (врачей, психологов, соцработников, журналистов) из бывшего Советского Союза, чья профессиональная деятельность связана с проблемой ВИЧ/СПИДа.

Семинар занял целый месяц. За это время я имел возможность поближе познакомится с Израилем – страной насколько небольшой, настолько же и интересной и необычной. Вылетая в январе из холодного Донецка, через три часа, прямо как в сказке «Двенадцать месяцев», я оказался в тёплом апреле с зелёной травой, грозами и цветущим миндалём. Надо заметить, что израильтяне при этом жалуются на суровую зиму и уже при +15 начинали кутаться в толстые свитера, чем меня несказанно удивляли на первых порах.

Это был месяц удивлений. Удивила атмосфера спокойствия и безопасности, что сильно контрастировало с картинкой из телевизора. Хотя на улицах действительно много людей в форме – в Израиле в армии служат все, и девушки, и юноши (последние – 3 года). Поздно вечером на улицах гуляет очень много подростков 13-14 лет, которые смеются и  развлекаются по-всякому (нет, к прохожим не пристают). Израильские дети вообще ведут себя свободно и расковано, и при этом достаточно уважительно. Самое часто употребляемое слово в разговоре – «слиха» (извините). Это, как правило, и обращение к не очень знакомому человеку и ответ на него.

Удивил Иерусалим – город на семи холмах, нет, скорее даже – горах, красоту которого не опишешь словами. Нигде в мире, наверное, нет такой концентрации истории на квадратный метр – в Израиле вообще всё близко и масса эпохальных событий, о которых мы с детства читаем в книжках, происходили в пределах пешей прогулки. Честно говоря, пока не попал на Землю Обетованную воспринимал тексты из Священного Писания о том, что такой-то и такой-то встал и пошёл в какой-то город, как метафору – ну какое «пошёл», поехал конечно же, на ослике или на повозке. Но на месте понимаешь, что таки да – неспешным шагом герой мог дойти из любой точки до искомого места за день-два пути.

По поводу эпидемии ВИЧ (цифры, по-моему, не нуждаются в комментариях) – инфицировано 0,1% населения против наших 1,6. Всё это, понятное дело, оценки. Эпидемия чётко локализованная: наиболее затронутая группа населения – выходцы из Эфиопии. Только для них существует процедура обязательного тестирования при въезде в страну, при этом наличие статуса на получение гражданства никак не влияет. На втором месте находятся MCM и на третьем – потребители инъекционных наркотиков. Их около 14% от общего числа ВИЧ-позитивных людей и в подавляющем большинстве это выходцы из бывшего Советского Союза.

Отдельного тёплого слова заслуживает израильская медицина. Когда знакомишься с ней поближе, то понимаешь, что у израильтян есть серьёзные основания гордится ею и называть лучшей в мире. В стране есть три вида клиник: государственные, страховые и частные. Государственная медицина абсолютно бесплатна (для граждан Израиля) и на бумаге, и в жизни. И тут необходимо сказать несколько слов о коррупции – в Израиле с этим серьёзные проблемы. В смысле – она наверняка где-то есть, но на уровне обычного врача, полицейского, школьного учителя, преподавателя ВУЗа она встречается также часто, как и слоны на улицах Донецка. И только очень отважный человек решится предложить денег дорожному патрулю – потому что придется тогда, заодно с палестинскими террористами, изведать всю гуманность израильской пенитециарной системы.

Лечение любого хронического заболевания, включая ВИЧ-инфекцию, гепатиты, онкологию, входит в бесплатную государственную «необходимую корзину». Это и препараты, и диагностика, и самые сложные операции. Что касается ВИЧ, государственная помощь также покрывает затраты на очистку спермы и искусственное оплодотворения для дискордантных пар. Это правило было введено относительно недавно благодаря усилиям доктора Маргалит Лорбер, которая стала инициатором проведения семинара и вела его на волонтёрских началах.

По сранению с Украиной, общественный сектор в области борьбы с ВИЧ представлен весьма слабо: существует единственная организация в этой области – Израильский Комитет по борьбе со СПИДом, который занимается исключительно профилактикой. Ситуация понятная, поскольку государство справляется само и практически не даёт сбоев.

Есть ещё одно отличие – в Израиле нет обязательного тестирования для беременных. Если женщина не хочет сдавать тест на ВИЧ, её никто не может к этому принудить ни при каких обстоятельствах. Поэтому статус у некоторых детей (примерно у пяти в год) выявляется достаточно поздно и по клинике. При этом израильская статистика говорит о том, что если статус женщины известен заранее, риск вертикальной передачи в родах и до является равным нулю.

Вот ещё одна иллюстрация по поводу уровня израильской медицины. Иерусалимский госпиталь Адасса, заведующая инфекционным отделением представляет своего социального работника: «А это наша Эстер. Она у нас ветеран – работает с 91-го года, и единственная, кто помнит те времена, когда люди здесь умирали от СПИДа». Комментарии, на мой взгляд, излишни. Да, и ещё – три года назад закрылся единственный на всю страну хоспис для ВИЧ-позитивных людей. За ненадобностью.

Уровень подготовки медицинского персонала впечатляет. Практически все медсёстры имеют высшее образование и академические степени в области медицинского ухода. Врач, чтобы стать инфекционистом должен пройти суммарно не менее 6 лет интернатуры. Меня поразило какое большое значение придаётся правильной коммуникации с больным и то, какой важной частью лечения это считается. При этом стоит учитывать, что Израиль – страна очень пёстрая и многонациональная и достаточное количество граждан не знают основной язык – иврит, и даже не собираются его учить. Кроме того, в состав персонала отделений, наряду с психологами и соцработниками, входят профессионалы, не встречающиеся в отечественной больнице – диетолог и клинический фармацевт (например, последний решает все вопросы с побочными эффектами и приверженностью к АРТ). Я уже не говорю о такой экзотике, как медицинский клоун. Это профессионалы высочайшего класса, и для того, чтобы описать то, что они делают, необходима отдельная статья. Скажу лишь, что благодаря их работе большинство медицинских манипуляций и несложных операций с детьми проводится под местным наркозом (при том, что у нас это делают под общим).

Родители могут находиться с больным ребёнком круглосуточно, даже если он лежит в реанимации, и при этом на них никто не орёт «что вы тут делаете», и не требует надеть бахилы и халат. Стоимость одного дня пребывания в больнице для одного ребёнка колеблется от 1 тыс. до 1,5 тыс. долларов, но родители не платят из этой суммы ни цента.

Поразительно, насколько роскошно выглядит обычная израильская государственная больница на фоне нашей нищей медицины. При этом львиную долю бюджета составляют не государственные дотации, а частные пожертвования и доходы от медицинского туризма, в основном из стран СНГ.

Под конец – ещё одна деталь. Во всех крупных госпиталях, где мне довелось побывать, войти в больницу возможно было лишь пройдя не менее двух этажей торгового центра, так расположенного на входе, что миновать его никак не получится. Такая вот местная специфика. Хотя, как сказал один мой знакомый, если это позволяет делать лечение насколько бесплатным настолько же и качественным, то почему бы и нет.

Михаил Кигель, психолог Клуба «Світанок»

Запись опубликована в рубрике События с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий